ДРУГОЙ МНЕ РОДИНЫ НЕ НАДО…

      10 февраля — день рождения известного русского сибирского поэта Владимира Федоровича Балачана.

      Родился он в  1 9 3 9  г о д у  в деревне Старо-Ярково Барабинского района Новосибирской области, в многодетной крестьянской семье. В армии служил в ракетных войсках. Окончил Высшую партийную школу ЦК КПСС и Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А.М. Горького. Работал в районной газете, Куйбышевском горкоме комсомола (Новосибирская область). С начала 1980-х годов живет в Омске.

      Первое стихотворение В. Балачана было напечатано в марте 1957 года в Барабинской районной газете «Коммунар». Публиковался в журналах «Наш современник», «Москва», «Молодая гвардия», «Смена», «Сельская молодежь», «Сибирские огни». В 1969 году в Новосибирске вышел первый сборник стихов В. Балачана «Теплынь». Он автор более полутора десятков поэтических книг, изданных в Новосибирске, Омске, Москве. Автор слов гимна Омской области. Член Союза писателей СССР и России. Лауреат премии губернатора Омской области им. Л. Мартынова. Член-корреспондент Петровской академии науки и искусств.

 

В. Балачан — поэт негромкого голоса, но большой эмоциональной силы, в творчестве которого живет и дышит душа русского человека. Он в лучшем смысле этого слова традиционен, пишет о том, что прекрасно знает и любит: о родной сибирской земле и ее людях с их насущными делами и заботами. Поле, труд крестьянина-кормильца, деревенский дом и шире — весь мир сибирской деревни — вот основа его поэзии. Соответственно тема неразрывной связи с землей, родиной, беззаветного служения ей, становится у В. Балачана магистральной и стержневой.

В качестве же знакового образа-символа выступает у поэта хлеб. Он — краеугольный камень бытия сибирского хлебопашца. Его В. Балачан не устает прославлять в стихах и поэмах. Ему, например, поет он настоящий гимн в «Балладе о хлебе». Переложенная композитором Н. Кудриным на музыку, она сделалась всенародно любимой песней, больше известной под названием «Хлеб — всему голова». Песни на слова В. Балачана вошли в репертуар ряда известных музыкальных коллективов (Кубанский казачий хор, Сибирский народный хор и др.) и исполнителей.

Хорошо известен В. Балачан и как автор стихов для детей.

 

Алексей Горшенин

 

 

Советуем прочесть

Книги В. Балачана:

Сенокосы над кручею. Стихи. — Новосибирск, 1977.

Родимая Русь. Стихи и поэмы. — Омск, 2000

Заветный корень. Стихи. Поэмы. — Омск, 2014.

 

 

 

 

ИЗБРАННЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

* * *

Всегда с ребячьим удивленьем

Ступаю утром за порог…

А жизнь — как поле за деревней.

А в поле — тысячи дорог.

Они близки мне и понятны.

Дороги через ковыли

От сердца к полю и обратно —

От поля к сердцу пролегли.

И мне не надо лучшей доли

За горизонтами искать…

А — жизнь прожить

И это поле

Не перейти, а распахать.

На родине

Настоялся вечер

На ромашке дикой.

Заигрался ветер

В поле с повиликой.

Зазвенели звезды

Медными лучами.

Повела береза

Белыми плечами.

На широком поле

Клонится пшеница.

И душа на волю

Просится, как птица.

Холодком окатит

Душу на свободе…

Зорька — на закате.

Зорька — на восходе.

Выйдешь в поле первым,

От восторга вскрикнешь…

К красоте, наверно,

Сроду не привыкнешь.

* * *

Автобиография

Я веду по улице коня.

Вся деревня смотрит на меня.

Я расту. Мне только десять лет.

Надо мной сиреневый рассвет.

Подведу Гнедка я к городьбе,

Сяду и помчусь по Барабе.

Стук копыт. И всполохи берез.

Песни девок. Светлый сенокос.

Мне никак нельзя упасть с коня —

Вся деревня смотрит на меня…

Загрустила мама у ворот.

Завели девчонки хоровод —

Под гармонь стрекочут каблуки…

В орденах пришли фронтовики,

Говорят:

— По честности служи,

Смелым будь и тверже шаг держи!

Из окошка, с крыши, от плетня —

Вся деревня смотрит на меня…

Я солдат. Я Родине служу.

Я в руках оружие держу.

Я прикрою Родину собой.

В бой иду. Иду в учебный бой.

На закате сумеречный день.

Через поле движется мишень.

Чувствую на линии огня:

Вся деревня смотрит на меня.

Новый клуб — в огнях. Вечерний час.

Я стихи читаю в первый раз.

В клуб заходят бабы, мужики

И друзья отца — фронтовики.

Вся деревня, поголовно вся —

Давние и добрые друзья.

Дядя Ваня держит двух внучат.

Не могу рассказ я свой начать.

Николай Стрельцов — с пеленок друг.

Слышу сердца собственного стук.

Старый, малый — каждый мне знаком.

От волненья к горлу катит ком.

Пастухи, доярки, косари:

— Говори, Володька, говори!

Близкая и дальняя родня —

Вся деревня смотрит на меня.

В деревне

Вот так и мы живем в своей деревне,

Вершим дела с весны и до весны

На вечном круге, на основе древней, —

Не отвергая доброй новизны.

Погожим утром по траве росистой

Идет пастух за стадом налегке:

В одной руке — новехонький транзистор

И допотопный кнут — в другой руке.

Зима. Весна. Круговорот в природе.

За летом — осень. Солнце — без тепла.

На каждом новом круге-обороте —

Свои заботы, нужды и дела.

В погожий год и в знойную годину,

Из века в век, с зари и до зари,

И пастухи пасут свою скотину,

И на покосе косят косари.

И трактору стосильному как вызов —

Лошадка то бежит, а то — бредет…

В избе старуха смотрит телевизор

И шерсть на прялке старенькой прядет.

И женщина с печальною улыбкой

В своей непогрешимой красоте

Одной рукой качает люльку-зыбку,

Другой рукой, в домашней суете,

Готовя ужин, поправляет рыбу

На газовой плите, в сковороде.

Перемешались небыли и были,

Мечта и явь, уют и неуют.

Сказительницы — сказки позабыли.

И песельницы — песен не поют.

Машинный век! Стремительные тряски.

Машина — пашет и металл кует.

Нам техника рассказывает сказки

И марши похоронные поет.

Земля права

Земля полей не терпит суеты.

Красавица уходит от урода.

А глубокозахватные пласты

Выносят слой земли неплодородной.

Земля права: земле дано — родить!

Крестьянства трудовое постоянство,

В конце концов, сумело оградить

Судьбу и суть земли

От шарлатанства.

И, все-таки, борьба — не без потерь.

Хоть на полях повеселели краски,

Рабочих рук недостает теперь —

Потеряны за годы перетряски.

В моей бы власти разобраться тут:

Я выдал бы сегодня по медали

Тем, кто в  деревне, все-таки, остались,

Еще бы дал по ордену — за труд!

Земля права: земле работник нужен —

Не гастролер, не дошлый контролер…

И нужен плуг, и — маленький приплужник,

Большой мотор,

И — выход на простор.

* * *

Я пью росу с капустного листа.

Прозрачная, холодная такая —

Мне обжигает сонные уста

И по усам за ворот мне стекает.

Спокоен я. Тревога улеглась.

Цветы полей и краски огорода.

Я пью росу. Установилась связь

Моей души с моей степной природой.

Заговорили тракторы в селе.

Их разговор на целый день настроен…

Я знаю,

что

мне делать на земле.

И от сознанья этого — спокоен.

* * *

Во всем увидеть красоту:

И в человеке, и в природе…

Сидит мальчишка на мосту,

Подсолнух светит в огороде.

Девчушка с веточкой во рту

На берегу колгочет маме:

— Смотри-ка, мама, на мосту

Сидит мальчишка вверх ногами.

Девчушка скачет по камням.

Вода позванивает тонко.

Глядит природа на меня

Глазами ясными ребенка.

* * *

Опять мы спорим: город и деревня,

Асфальтом прикрываем чернозем,

И тот же чернозем благодаренья

На городские улицы везем.

Дома многоэтажные возводим

Для тружеников дальнего села…

Мечтает работяга на заводе

О благе деревянного угла.

Высокий дом деревни не возвысит,

Любви к земле

И силы — не придаст.

И многое от времени зависит,

Которое работает на нас

Но громко спорят неприязнь и зависть.

А солнце над землею

Каждый день

Восходит,

Одинаково касаясь

И городов, и сел, и деревень.

* * *

Женщина молилась очагу,

Только свет проклюнулся в окошке.

И носки вязала мужику.

И ткала ковровые дорожки.

В огороде, подоткнув подол,

Поливала и полола грядки,

Чтобы на большой семейный стол

Было что поставить и в достатке.

Сединой отмечены в судьбе

Ноченьки бессонные у зыбки.

Но зато, как солнышки в избе, —

Детские лучистые улыбки.

В доме — шилось, стряпалось, ткалось,

Серебром сияло, позолотой…

Даже странно: все это звалось

Незаметной женскою работой.

Усталость

Руки мои в пыли,

Ноги мои в пыли,

Плечи мои в пыли —

Много на мне земли.

Я тяжело иду.

Все у меня в виду:

Поле и дом в саду…

Думаю на ходу:

Доля моя сия —

Царь я земли Всея,

Дома — моя семья,

В поле — моя земля.

Землю свою пахал,

Зерна в нее пихал.

Ветер в степи стихал —

Долго не отдыхал.

Милая, ты прости:

Будут хлеба расти.

Будут хлеба расти,

Будут хлеба цвести —

Глаз не отвести!

Сделал я все, что мог.

Трактор в степи заглох.

Силы пошли мне бог, —

Переступить порог.

Баллада о хлебе

На весенней заре

Воздух свежий и синий.

Постаревший отец,

Седину шевеля,

Говорил у крыльца

Тихим голосом сыну,

Провожая его

Первый раз на поля:

— Ты запомни, сынок,

Золотые слова —

Хлеб всему голова,

Хлеб всему голова.

Сын пошел, пошагал

По отцовскому следу,

Но война началась —

Боль огня и свинца.

В годы бед и потерь,

Добывая победу,

Нес боец по земле

Завещанье отца:

— Ты запомни, сынок,

Золотые слова —

Хлеб всему голова,

Хлеб всему голова.

Но случилась беда

На земле незнакомой,

Был он ранен в бою

По холодной зиме.

Пайку хлеба свою

Передал он другому,

А домой написал

В треугольном письме:

— Ты запомни, сынок,

Золотые слова —

Хлеб всему голова,

Хлеб всему голова.

На весенней заре

Воздух свежий и синий.

На страде посевной

Гул моторов и шум.

У родного крыльца

Сын погибшего сына

Говорил на заре

Своему малышу:

— Ты запомни, сынок,

Золотые слова —

Хлеб всему голова,

Хлеб всему голова…

* * *

Привычно, буднично и просто —

В селе, в окрестностях села:

И люди — небольшого роста,

И — незаметные дела.

Мы только сеем, только пашем.

Мы — от сохи и бороны.

И не рукам крестьянским нашим

Творить историю страны.

А где-то там, за тем курганом,

За той рекой, давным-давно

Живет порода великанов —

Им все великое дано.

Они построили плотины,

Они дороги провели

И наши сказки воплотили

В космические корабли.

Они, должно из-за Урала.

Они — от доменных печей.

И наши мирные орала —

куют и правят из мечей.

Так думал я в далеком детстве.

Мои суждения смешны

Теперь, — когда я смог вглядеться

В крестьянский труд со стороны.

Понять, что всякая работа

Берет начало на земле —

До межпланетных перелетов —

С буханки хлеба на столе.

* * *

В той избе под железною крышею,

В час горячей и нежной любви,

Мы однажды с тобою услышали,

Как поют на заре соловьи —

Словно в горле горошины спелые

Соловей в изумленье катал…

С неба падали звездочки белые,

В небо рвался с земли краснотал.

Я шептал тебе слово хорошее —

От души, из любви и тепла…

Обронил соловейко

горошину,

И она до утра проросла.

Зацвела голубыми цветочками —

Посветлело до солнца в избе! —

И пошла сыновьями и дочками

Прибавлять наше счастье в судьбе.

С той поры

Тополиной порошею,

По морозу, под летним дождем

Следом катятся, словно горошины,

Наши дети — куда ни пойдем.

И топочут, топочут ножонками,

Оглашают просторы полей

Голосами веселыми, звонкими —

Точно в каждом сидит соловей.

* * *

Распилили избу пополам —

Разделили поровну наследство.

Разнесло опилки по полям,

Где недавно проходило детство.

Помириться братьям — не судьба.

Горницу — вторую половину —

Грузчиков веселая толпа

По бревну забросила в машину.

Покатил, рыча, автомобиль

По дороге тряской и знакомой,

По степи развеивая пыль,

Пыль со стен родительского дома.

И сидел в кабине мужичок.

И дремал, покачиваясь зыбко.

И торчал над кузовом крючок,

Некогда удерживавший зыбку.

Человек!

Гвозди бы делать из этих людей…

Н.С. Тихонов

Разумное творение природы…

Свой тяжкий крест

Влача из века в век,

Перед лицом властителей народа

Кем не был ты, рабочий человек?

Ни имени, ни отчества, ни званья —

Ты быдлом был, и чернью, и рабом…

Для них же, кто давал тебе прозванья,

Ты блага создавал своим горбом.

В природе все меняется и в жизни,

И в прозвищах не мало перемен:

Шурупик ты, как будто в механизме,

И винтик ты, и приводной ремень.

А если враг Отечества границы

Переступал,

Помериться с врагом —

Немедля! —

Из рабочей единицы

Ты становился боевым штыком.

Не посрамив ни совести, ни чести,

Не дрогнув перед страшною бедой,

И мертвый ты остался —

Н е и з в  е с т е н! —

Под мраморной

Могильною плитой…

Ты варишь сталь,

И в поле водишь трактор,

Работаешь играючи, шутя…

Но и сегодня

Ты зовешься — ф а к т о р.

Спасибо! — человеческий хотя.

Добро души

Когда в стране бесились черти,

В моем селе не жгли икон.

Добро душии — до самой смерти —

Об этом знали испокон.

Добро души — соратник тела,

Источник силы и ума.

И наше праведное дело

Хранило семьи и дома.

Задор и силы не стихали

В полях полезного труда:

Косили, сеяли, пахали,

Пасли отары и стада.

И в городах росли заводы,

Многоэтажные дома…

Была в стране такая мода:

О пользе силы и ума.

А вот теперь, как в танке, глухо.

Везде и всюду, будто спят…

Жизнь человеческого духа

День ото дня идет на спад.

Но вы, читатели, поверьте

В мой поэтический рассказ:

Добро души не знает смерти,

Оно живет и после нас.

Добавить комментарий

*

Copy Protected by Chetans WP-Copyprotect.

ГЦИНК : Добро пожаловать !

Authorize

Забыли пароль?

Регистрация