«И ЭТО ВСЕ СУДЬБА МОЯ…»

      1 7  о к т я б р я — день рождения известного русского советского поэта, публициста, переводчика Ильи Олеговича Фонякова.

      Родился он в городе Бодайбо Иркутской области, в семье служащих. Вырос в Ленинграде. Окончил отделение журналистики филологического факультета Ленинградского университета.

      По распределению приехал в Новосибирск, с которым был связан потом многие годы. Работал литературным сотрудником газеты «Советская Сибирь» (1957 — 1962), собственным корреспондентом «Литературной газеты» по Сибири (1962 — 1974). С командировками объездил всю Сибирь. Эти впечатления стали прочным фундаментом его творчества. Руководил теперь уже легендарным литературным объединением при газете «Молодость Сибири», из которого вышли многие ныне известные сибирские поэты и прозаики.

      В 1974 году И. Фоняков уехал в Ленинград. Работал собкором «Литературной газеты» по Северо-Западу. Был заместителем председателя Ленинградского отделения Союза писателей России.

      Литературную деятельность И. Фоняков начал еще на студенческой скамье в середине 1950-х годов. Публиковался в журналах «Новый мир», «Октябрь», «Огонек», «Звезда», «Нева», «Сибирские огни» и др. В 1957 году в Ленинграде вышел первый поэтический сборник И. Фонякова «Именем любви». И. Фоняков — автор двух десятков поэтических и нескольких очерковых и литературно-критических книг, изданных в Ленинграде, Москве, Новосибирске, Иркутске. Член Союза писателей СССР.

      Умер  2 3  д е к а б р  я  2 0 1 1  г о д а  в Петербурге

 

И. Фоняков начинал с романтики комсомольских строек. В целом же его творчество было отражением быстротекущей современной поэту жизни. При этом он никогда не оставался отстраненным созерцателем. «Нужно жить, нужно участвовать в жизни, нужно иметь обязанности, иметь судьбу», — говорил И. Фоняков и постоянно подтверждал свои слова на практике. Потому, наверное, и поэзия его наполнена высокой гражданственностью, страстной публицистичностью, отличается социальной остротой и напряженностью. В тоже время она очень оптимистична. Но оптимизм сей, по признанию поэта, внушали ему «не с трибун по конспектам ораторы», а его современники своими делами, своей жизнью. Естественно, что и важнейшим источником творчества самого И. Фонякова стал пристальный интерес к их жизни.

Круг творческих интересов И. Фоняков не ограничивался только поэзией. Он писал очерки и публицистику, занимался литературной критикой, активно переводил с английского, шведского, латышского языков, а также поэтов народов Сибири.

 

Алексей Горшенин

 

 

Рекомендуем прочесть

 

Книги И. Фонякова:

Стихотворения. («Библиотека сибирской поэзии»). — Новосибирск, 1975.

На своей единственной земле. Стихи. — Ленинград, 1986.

Об И. Фонякове:

Озеров Л. О стихах И. Фонякова. // И. Фоняков. Стихотворения. («Библиотека сибирской поэзии»). — Новосибирск, 1975.

Очерки литературы Сибири в 2 т. — Новосибирск, 1982 Т. 2.

 

 

ИЗБРАННЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

Монолог специального корреспондента.

Редактор, я вернулся из поездки.

Я сделал все, что надо. Вот статья.

В ней выводы, возможно, слишком резки,

Но каждая строка в ней — это я.

Мои за каждым словом километры

С машинами попутными, когда

Упругие летели рядом ветры

И сыпалась за шиворот вода.

В ней — горький дым колхозных самокруток,

Осеннее дыхание полей,

Моя в ней правда — та, что за семь суток

Вошла в меня и сделалась моей.

В ней все мое: любое двоеточье,

Тире любое и значок любой.

Теперь статью хоть разорвите в клочья —

В любом куске останусь я собой.

Пусть мальчики, упорствуя, гордятся,

У них такое, кажется, в чести:

«Без этих слов? Без этого абзаца?!

Да лучше хлопнуть дверью и уйти!»

О, до чего ж мне это все не внове!

Когда всерьез пред жизнью вы правы, —

Умейте так писать, чтоб в каждом слове

И в каждом обороте были вы!

Сговорчив я. Ей-богу не бравада.

Не стану тратить пыл на пустяки.

Не помещаюсь — режьте, если надо.

Не вписывайте только ни строки.

* * *

Я много ездил, размышлял о многом,

Мои дороги были далеки.

Не раз мне приходилось по дорогам

«Голосовать»

Поднятием руки.

Стою и жду. Летят машины мимо,

Уставя вдаль стеклянные глаза.

И вот,

когда уже невыносимо

Стоять и ждать —

вдруг скрипнут тормоза:

— Садись!..

Тепло кабины, сигарета,

Квадрат стекла в натеках грязевых…

Я знаю, что такое счастье: это

В ненастный день —

попутный грузовик.

Апрель в Заполярье

Удивительное явленье

Эта северная весна!

Ищут ягель стада оленьи

В лесотундре, не зная сна.

Много ям — до земли — глубоких

В толщах вырыли снеговых…

Люди ходят уже в ковбойках,

Но в унтах еще меховых.

Ничего покуда не тает,

Ни на взгорочках, ни в ложках.

Но зато — сверкает, блистает,

Все каюры — в темных очках.

Наст под нартой скрипит упруго,

Мечет солнце тысячи стрел.

В город с Севера, словно с юга,

Возвращаешься —

Загорел!

Нефть

Я узнал, что значит поиск нефти.

Вся вокруг земля разбурена,

И давно уж кажется, что негде

Прятаться —

но прячется она!

Обнадежит радостью минутной,

Выглянет, поманит —

и молчок

в желобах, поверх водички мутной,

радужный покажет язычок.

Выжмет каплю синего отлива —

Подставляй ладони, да скорей!

На окне, в бутылке из-под пива,

Дразнит настоящестью своей.

Ведь нужны-то реки, а не капли,

Не цистерны даже — а моря…

Ну, а я-то сам к тебе не так ли

Пробиваюсь, истина моя?

Мне не нужно капелек и гранул —

Хлынь фонтаном, зашуми рекой,

Чтобы я смутился и отпрянул,

Отступил, прикрыв лицо рукой!

Чтобы вновь приблизиться несмело,

Сам не веря: наконец-то, вот!

… Кончен день. Очередную смену

К буровой уносит вертолет.

Элегия

(Социологическая)

Ой, весенний чад угарный,

Пух белесый над водой!

Приходи к нам в цех ударный,

Социолог молодой!

Приноси свои анкеты —

Пачки целые анкет,

Где дозволены ответы

Только в форме «да» и «нет».

Ой, опрос твой — всенародный,

Ой, листки — что лепестки!

У тебя ль не галстук модный,

Туфли — вострые носки!

Что глядишь, красивый, косо,

Умник парень, борода?

Я на все твои вопросы

Отвечала б только «да».

Ой, дрожат, гляди-ка, руки —

Не нарочно, я клянусь.

Я ж, пойми, тянусь к науке —

То ль не видишь, как тянусь?

Ой, да что же я болтаю,

Не могу понять сама…

А на улице — такая

Небывалая весна!

Наступили, затомились

Голубые вечера.

В общежитие ломились

Парни местные вчера.

Ты идешь светло одетый,

Модный, ладный, дорогой!..

Черт бы взял тебя с анкетой

И красивой бородой.

* * *

Говорите о любви любимым

Говорите чаще. Каждый день.

Не сдаваясь мелочным обидам.

Отрываясь от важнейших дел.

Говорите — слышите, мужчины?

Искренне, возвышен, смешно.

Говорите —

над кроваткой сына.

Шепотом —

на танцах и в кино.

В вашем старом, в вашем новом доме,

В час прощаний —

руки на плечах —

На перроне,

на аэродроме,

Реактивный гром перекричав.

Пусть толкуют вам, что это детскость,

Пусть в стихах доказывают вновь

Истину известную —

что, дескать,

Молчалива сильная любовь.

Пусть при этом поглядят с налетом

Превосходства, даже торжества —

Для чего придуманы народом

Добрые и светлые слова?

Для чего им в словарях пылиться7

Говорите!

Радуйте невест!

И подруг!

Не бойтесь повториться.

Уверяю: им не надоест.

Чудаки, медведи, нелюдимы —

Слышите?

Отверзните уста:

Нынче миру так необходимы

Нежность, чистота и доброта!

Дневной концерт

В зал, в окна весна стучала,

И в ответ на зов ее

Песня русская звучала —

Пела женщина ее.

Голос был простой, домашний,

Но в глазах синела даль,

И казался черной пашней

За плечом ее рояль.

Стихи о далеком друге

Далекий друг пшеницу сеет в поле,

Он рубит уголь, строит новый дом.

Далекий друг к моей нешумной доле

Причастен, сам не ведая о том.

Его лицо — в морских соленых брызгах,

В горячих красных бликах — при огне.

Далекий друг надежней самых близких:

Он не предаст, он не изменит мне.

* * *

Еще не все сказать — «люблю»

Проселку, полю ржи,

Ромашке, в небе — журавлю,

Березке у межи.

Не раз — историю спроси! —

На роковой черте

Заметным именем Руси

Клялись и те, и те.

И умирали, двух сторон

Бойцы средь росных трав,

К одной и той же с двух сторон

Березоньке припав…

* * *

Ругает баба мужика,

Домой таща в семью:

И нанесло же дурака

На шею на мою!

Опять надрызгался! Хорош,

Отец, добытчик, шваль!..

А ты, чужой, постой, не трожь,

Глаза свои не пяль!

Не лезь без спроса в нашу жизнь,

За наш не умствуй счет!..

Идем, соколик мой, держись!

Не падай, пьяный черт!

* * *

Ища критерии добра,

Я в прошлое стучусь:

Была война, была пора

Ожесточенья чувств.

Росли мальчишки без отцов,

Курили злой табак

И камни в окна поездов

Швыряли просто так.

Но вспомню в трудностях любых,

В любые времена,

Как, разломив колючий жмых,

Сказал мне сверстник:

— На!..

* * *

Как знать, любили или нет

Мы вас, учителя?

Мы вас терзали столько лет,

Насмешничая, зля!

Вам не один дерзил юнец,

Заносчив и упрям.

Лишь повзрослевшим, под конец

Неловко стало нам.

И самый злостный бузотер,

Затылок свой скобля,

Сказал приятелям в упор:

Пойду в учителя!

* * *

Газетный кошт — моя судьба,

Поденщина моя!

«Пора на вольные хлеба!» —

Твердят кругом друзья.

А я все медлю, триста строк

Сдаю на полосу,

И за вранье, сейчас и впрок,

Ответственность несу.

Ругаюсь: не пошла статья!

Взвиваюсь на дыбы!..

И это все — судьба моя.

Нельзя ж ведь без судьбы.

Сказал мне мастер…

Сказал мне мастер: что беречь

Секреты мастерства?

Нам по душе простая речь,

Прозрачные слова.

Нам ни к чему лукавый дым

И лексикон блажной.

Мы только ясности хотим,

Стремимся к ней одной.

А если стих заволокло

Туманом — знайте впредь:

Подчас мы дышим на стекло,

Чтоб чище протереть.

* * *

Не знаю страха? Знаю страх,

Притом еще какой:

Боюсь обмолвиться в стихах

Фальшивящей строкой.

Имею Совесть, помню Честь,

Но кроме — с давних пор

В глазах друзей боюсь прочесть

Насмешку и укор.

Живу, поддержан страхом тем,

А с прочими борюсь.

А есть бесстрашные совсем.

Вот их еще боюсь.

Добавить комментарий

*

Copy Protected by Chetans WP-Copyprotect.

ГЦИНК : Добро пожаловать !

Authorize

Забыли пароль?

Регистрация