Иоффе Анатолий Михайлович

А.М.Иоффе ( 1931-1972)

 

 

Писателю и врачу Иоффе Анатолию Михайловичу 17 августа исполнилось 85 лет.

Читатели 70х годов прошлого века помнят  сборники  юмористических рассказов этого талантливого, ушедшего из жизни в расцвете лет, автора.

 

Предлагаем познакомиться с фрагментами статьи о А.М. Иоффе, написанной  его другом, писателем  Н.Я.Самохиным.

 

 

 

«Как-то Анатолий Иоффе сказал:

- Фельетонисты иногда бьют невинных людей.

Фраза прозвучала категорично, и я принял её на свой счёт. Я работал тогда в газете «Вечерний Новосибирск», писал преимущественно фельетоны, к тому же и разговаривали мы в редакции, после опубликования очередного моего критического материала.

- Случаются, конечно, и ошибки, – не очень охотно согласился я. – Но тут все зависит от добросовестности автора. – (Сам-то я верил, что поступаю всегда добросовестно).

Он глянул на меня быстро, понял, наверное, как я истолковал его слова, и улыбнулся:

- Не всегда. Может ударить невинного и самый добросовестный журналист. Просто, понимаешь, есть нездоровые люди. Вот тебе пример: человек пишет кляузы во все возможные инстанции – на соседей, продавцов, домоуправление, сослуживцев… Его выводят в фельетоне как злопыхателя, очернителя, а он просто-напросто болен, у него это маниакальное. Любой опытный психиатр приведет тебе сколько угодно случаев. – И он, помолчав, закончил: – Со словом надо обходиться крайне осторожно.

Иоффе А. Записки врача – гипнотизера. Н., 1978

А.М.Иоффе. Записки врача-гипнотизера. Н., 1965 г.

 

Этот мимолетный разговор припомнился мне через несколько лет, в 1965 году, когда вышла книга Иоффе «Записки врача-гипнотизера». Я понял, что размышления его о силе слова и об ответственности людей, слово произносящих, а в особенности пишущих, – глубоки, прочувствованы и подкреплены богатым профессиональным опытом.

 

 

 

 

«Человеку в иной ситуации достаточно бывает слова, чтобы заболеть…» «Страшнее удара кастета бывает слово…» «От слова можно сойти с ума, умереть и от нескольких слов можно стать счастливейшим человеком на свете…»

Вот, что прочел я в этой книге, в главе «Осторожно! Слово!»

И ещё:

«С черствостью, моральной тупостью надо бороться также, как борются с уличным травматизмом и хулиганством. Травма души – опасная вещь. Бюрократ – это хулиган наизнанку…»

Я знал Анатолия Иоффе много лет, мы были дружны, исходили вместе немало троп на  Алтае и в Крыму, переговорили, образно выражаясь, обо всем на свете – и потому я могу утверждать с полной уверенностью: в приведенных выше словах Иоффе сформулировал свое кредо. Кредо гражданина, врача и литератора.

Черствость, тупость, равнодушие, хамство, бюрократизм и носителей всех этих малоприятных качеств, людей, которым, по собственному его выражению, «медведь на душу наступил», он ненавидел яростно. «Они заслуживают сурового наказания, к сожалению, не предусмотренного нашим уголовным кодексом», – писал Иоффе…

Против этих «творцов мелких подлостей» у него было одно оружие – все то же слово. Потому, наверное, он и избрал в литературе цех, на дверях которого написано: «Юмор и Сатира».

Но слово, особенно слово сатирика, – материал взрывчатый. Иоффе прекрасно понимал это, и врач, психолог постоянно смирял в нем сатирика. Его юмор мягок, сдержан, не бичующий, а врачующий…Громогласному смеху он предпочитал тихую улыбку…

А между тем, это был очень сильный человек. Сильный физически (спортсмен и тренер, Иоффе владел боксом, хорошо плавал, отлично играл в большой и настольный теннис) и сильный духовно. Когда в расцвете сил (ему только исполнилось 36) на него обрушилась неизлечимая болезнь, он сказал:

- Я врач, и поверь – знаю, что это такое. И знаю, сколько мне отпущено…

Книга А.Иоффе с дарственной надписью литературному критику Н.Н.Яновскому.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Анатолий Иоффе в литературу мало успел сделать… Но существует у литературы (если она настоящая литература) счастливое и благодарное для посвятивших себя этому труду свойство. Один, могучий и щедрый талант, застраивает своими «городами» полпланеты. Другой  оставляет после себя скромную «улочку». Но, в отличии от реальной улицы, литературную снести невозможно…

И я верю, что тропка на «улицу» Анатолия Иоффе не зарастет травой».                                                      Н.Я.Самохин. Врачевание смехом (Предисловие к книге А.М.Иоффе «Записки врача-гипнотизера». Новосибирск, 1978)

 

А.М.Иоффе. Серьезная музыка

«Диктор объявил:

- А теперь, по заявке Петра Матвеевича Футорянского передаем первый концерт Мендельсона для скрипки с оркестром.

Всякий, кто знал Футорянского, сказал бы, что на радио произошла ошибка – он терпеть не мог симфоническую музыку. Однако несколько дней спустя я встретил Петра Матвеевича в магазине грампластинок. Он настойчиво требовал у продавщицы Баха в органном исполнении.

- Что значит – «нету». Разве это ответ? – наставлял он молоденькую практикантку. – Вы должны идти навстречу культурным запросам. Ну, хотя бы Равеля найдите!

- Что случилось, Петр Матвеевич? – спросил я его. – Ты же не любил симфонии.

- Вкусу не понимал, – ответил он. – А теперь вот так пристрастился. Купил хороший проигрыватель – и Дебюсси, и Гайдн у меня есть – приходи, слушай! Есть даже такие вещички, что до слез прошибает!  Вот, к  примеру, пьесы для оркестра Хиндемита! В  самое, можно сказать, нутро целит!

Встретил я его спустя несколько месяцев и решил заговорить на приятную для него тему.

- Что-то заявок твоих, Петр Матвеевич, не слышу? Или  достал все, что хотелось?

- Бог миловал, – ответил он. – Покончил я навсегда с этими симфониями. Ну, чего удивляешься – дело прошлое, расскажу – ты человек молодой, может, когда в жизни пригодится. Соседа я никак не мог вытравить, а вторая комната мне во – как нужна. И так и сяк пытался – ничего не выходит. Уже отчаиваться начал. И вдруг вспомнил – не выносит мой сосед симфонической музыки. Тут – то я и завел проигрыватель, на радио заявки стал давать. Способ хороший – это тебе не мыло соседям в суп бросать! Он взвыл. Кинулся жаловаться, а я в ответ – пущай, мол, к классике приучается! Так и довел его за полгода до точки. Правда, самому сильно лихо было: как поставлю концерт Мендельсона для скрипки с оркестром, так плачу. Душу всю наизнанку выворачивает. Однако терпел. Сосед через полгода сбежал – слабее меня оказался. А я ничего: у нас, у Футорянских, кость крепкая.

(Из сборника А.Иоффе «Происшествие на улице Менделеева». – Новосибирск, 1967)

 

Иоффе А.М. Основные издания:

  1. Горный воздух. 1963
  2. Записки врача-гипнотизера. 1963
  3. Происшествие на улице Менделеева. 1967
  4. Часы блаженства. 1973

Добавить комментарий

*

Copy Protected by Chetans WP-Copyprotect.

ГЦИНК : Добро пожаловать !

Authorize

Забыли пароль?

Регистрация