Истории писательского дома

«Без Родины милой на земле невозможно прожить»

На мой взгляд, цельный образ Новосибирска пока еще создается. Думаю, это связано с его молодостью, ведь 126 лет  для города – юношеский возраст, и воспринимается он лишь в своих деталях, из которых потом и складывается свой, не похожий на другие города, облик. Он вырастает из зданий, улиц, историй и судеб его жителей.

Истории писательского дома по улице Челюскинцев, 39 – те самые странички жизни города, из которых создается образ Новосибирска.

К.Лисовский.1955

 

 

В этом году исполняется 100 лет со дня рождения сибирского поэта Казимира Леонидовича Лисовского. Последние годы он жил на улице Советской, а вот первым приютом в Новосибирске для него стал писательский дом. Приехав из Красноярска в 1948 году, он занял одну из освободившихся квартир. В 30-40 годы прошлого века жильцы этого дома менялись довольно часто. Старожилами можно было назвать только Г.М.Пушкарева, А.Л.Коптелова и К.Н.Урманова.

 

 

 

 

Казимир Лисовский приехал в Новосибирск уже сложившимся поэтом, влюбленным в Сибирь, её природу и людей. Он родился и провел детство на Украине: «Пряный запах цветущих вишневых садов, залитые солнцем луга и долины, тонущие в рощах белые хаты с соломенными крышами – таким вспоминается мне мое родное село Ободовка на Украине… Тяжелая, мучительная болезнь отняла у меня почти все годы детства. Несколько лет я не мог ходить. И право же, не знаю, что сталось бы со мной, если бы не преданная, нежная, истинно отцовская любовь моего дяди Антона Викентьевича Лисовского, если бы не книги, окружавшие меня (читать я начал с шести лет), если бы не стихи Пушкина, Лермонтова…» (К.Лисовский. Муза в телогрейке. Из книги: Писатели о себе. Н.,1966, с.67)

В 1930 году семья переехала в Иркутскую область: «…на разъезд Харик, вблизи большого села Куйтун, где тогда начиналось строительство Иркутского зерносовхоза… Здесь появились мои первые детски-наивные строки…» (с.68).  В 1933 году семья перебирается  в Красноярск, где поэт прожил 15 лет.

 

 

Здесь в 1944 году вышел его первый поэтический сборник.

И тучи и невзгоды злые

Нависли над тобою вновь,

Но ты жива моя Россия,

Надежда, родина, любовь…

«Стихи о России», 1944г.

 

 

В 1947 году Лисовский написал поэму «Слово о русской женщине», по словам литературного критика В. Коржева, «ныне несправедливо забытой». «Произведение К.Лисовского с полным правом можно назвать, прежде всего,   поэмой  верности. Верность русской женщины своему супружескому и семейному долгу – тема, пронизывающая отечественную литературу с древних времен…» (В.Коржев. Родина и долг. Н., 1982, с. 69)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эта тоненькая книжка вышла  в Новосибирске. Издательства Новосибирска, Иркутска, Красноярска, Москвы выпустили несколько десятков его сборников.

 

К.Лисовский. Северная весна. Н., 1946г.

К.Лисовский. Солнце над Курейкой. Изд. «Молодая гвардия», М., 1952г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Есть в стихах поэта и родные поля, и березки, и веснушчатая скромница саранка, от которой рябит в глазах, и прибой малинового кипрея, и сверкающие дымчатой росой чаши марьиных кореньев, и нежный-нежный лишайник синий и многое другое. О природе родного края он предпочитал говорить в восклицательных интонациях…» (Литературная Сибирь. Биобиблиографический словарь писателей Восточной Сибири. Т.2, Иркутск, 1988, с.247).  Но не только неповторимая красота сибирской природы волновала поэта: «Лисовского справедливо называют пропагандистом Сибири… Лирик с реакцией журналиста, с видением газетчика, чуткого к происходящему… Его интересовали социальные контуры явлений и характеров. Стихи были густо населены людьми…исторический материал прочно вошел в поэзию Лисовского…» (Литературная Сибирь. Биобиблиографический словарь писателей Восточной Сибири. Т.2, Иркутск, 1988, с.245-246).

 

К.Лисовский. Город моей юности. Красноярск. 1950г.

 

Цветная линогравюра.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Художнику В. И. Мешкову

– истинному мастеру северного пейзажа

 

Цветная линогравюра

Висит на стене моей,

Я вижу в руках каюра

Приподнятый шест – хорей

Олени бегут торопко

По насту Виви-реки.

Вдали замерцали робко

Фактории огоньки.

Глоток торопливый чая,

Короткий ночлег в избе.

Покажется крыша – раем,

Дощатым раем тебе.

И снова окрик каюра

В предутренней тишине…

Цветная линогравюра,

Ты юность вернула мне!

 

Хотелось бы вспомнить и о двух исторических личностях, которые неотделимы от творчества Казимира Лисовского – исследователь Севера Никифор Бегичев и адмирал Александр Колчак. Если бы Лисовский не стал поэтом, из него вышел бы талантливый исследователь-историк. Жизнеописанию Н.А.Бегичева он посвятил 15 лет своей жизни, а поэма «Сумасшедший поезд», посвященная последним месяцам жизни адмирала Колчака, – одно из лучших поэтических произведений о нем.

 

К.Лисовский. Тайна мыса Входного.Н., 1957г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Мне посчастливилось узнать, исколесить Сибирь так, как, пожалуй, мало кому удавалось. Могу без ложной скромности сказать, что иногда приходилось бывать в таких местах, где до меня не бывал ни один газетчик, ни один литератор… Знаю Енисей и Ангару от истоков до устья. На плоту проплыл почти всю Нижнюю Тунгуску, на катере – Пясину, дикую, со сих пор еще не обжитую реку. Был на побережье Ледовитого океана, на полярных зимовках, на мысе Входном, где мне удалось найти затерянную в тундре могилу легендарного полярного следопыта Н.А.Бегичева, а потом добиться специальной экспедиции по расследованию обстоятельств гибели этого замечательного человека. Плавал в Карском и Баренцовом морях, вылетал на арктические зимовки моря Лаптевых. На оленях пересекал Туруханский Север, Таймырский и Эвенкийский национальные округа… Жил в чумах эвенков и нганасанов, кетов и селькупов… Я до сих пор твердо убежден, что поэт должен ездить, должен находиться в постоянном движении, обогащаться все новыми и новыми впечатлениями, встречами» (с.72)

Спал  в снегу я,

В палатке тесной,

На ветру пронзительном дрог,

Мне всю жизнь сопутствуют честно

Звезды дальних моих дорог.

Дым костра и дымок махорки,

Теплый пар от оленьих шкур,

Да, случалось – мерзлую корку

На двоих делил мой каюр.

Да, нам часто жилось несладко,

Стужа жгла нас

И шторм мотал,

Только мы не бывали падки

Ни на моду,

Ни на скандал…

Не искали мы славы бойкой,

Не считали в залах хлопки, -

На зимовках,

В цехах,

На стройках

Мы узнали цену строки…

 

Рассказ о поэте будет неполным, если не вспомнить еще об одном увлечении Казимира Лисовского – коллекции пластинок с записями  Александра Вертинского.

А.Н.Вертинский. Фотография К.Лисовского. 1953г.

 Поэт не только собирал всё, что связано с именем знаменитого  артиста, но и был лично с ним знаком.

А.Вертинский и К.Лисовский. Дача Вертинских. Станция «Отдых». 1956г.

Вот так вспоминает об этом писатель и критик С.Боровиков: «Я познакомился с ним в Одессе летом 1962 года, мне было пятнадцать, ему — открываю КЛЭ — сорок один. Но Боже, о чем писал Казимир! «Ленин в Красноярске», «Шушенская весна», «В доме-музее Я. М. Свердлова». Какие реакции происходили в сознании тех советских литераторов, что, сочиняя про квартиру Свердлова, для души читали Ахматову или слушали Вертинского?

Поклонение Вертинскому в те годы требовало немалых расходов: пластинки можно было купить лишь с рук и очень дорого, так их не прибывало, а убывало, выпущенные в 60е годы знаменитым «Kismetom», видимо провозились с трудом, во всяком случае, на рынке, до выпуска советских «гигантов», преобладали «колумбийские» и проч. 40-50х, а то и 30х,  даже 20х годов.

С Лисовским (я упросил) побывали на знаменитой одесской толкучке. Он искал «Желтого ангела». Нашли. Помню золотые буквы на зеленой «колумбийской» этикетке и обязательное: «Alexandre Wertynsky (tenor)». Продавец отнесся к Казимиру Леонидовичу с почтительностью, увидев знатока, да и 75 рублей были тогда очень серьезной суммой.

Лисовский, приобретя «Желтого ангела», повеселел… Он был небольшого роста, с астматической грудью, запрокинутой, как у горбунов, головою, сипло-задыхающимся голосом… История коллекций его такова. К концу 40х годов Лисовский собрал по возможности полное собрание пластинок Вертинского, и когда певец оказался в Новосибирске, представился ему и, разумеется, покорил своей страстью, они подружились. Выяснилось, что и сам артист не обладает чем-то или многим из того, что собрал Казимир, который и подарил автору его записи.

 

А.Вертинский, Д.Лисовская и Л.Вертинская. Дача Вертинских. 1956г. Фото К.Лисовского

 

Подарил и заново начал собирать. Супруга же его, женщина весьма привлекательная и столь же нравная, не весьма поощряла страсть мужа, уносившую из дома значительную часть и без того необширного заработка… Короче говоря, во время выяснения отношений взяла да и побросала в окно коробки с пластинками, которые, как известно, были тогда бьющимися, да еще как бьющимися.

А.Вертинская, А.Н.Вертинский и К.Л.Лисовский. Дача Вертинских. 1956г.

 

А на память о Казимире Лисовском у меня сохранилась телеграмма, пришедшая на редакцию после публикации моего очерка: «ЛЕЖУ БОЛЬНИЦЕ ПАРАЛИЧОМ НОГ ТЧК СЛУЧАЙНО УЗНАЛ ТВОЕМ ОЧЕРКЕ НЕЗАБВЕННОМ ВЕРТАНСКОМ ТЧК ОЧЕНЬ ПРОШУ ВЫСЛАТЬ ЖУРНАЛ НОВОСИБИРСК 67 МОЧИЩЕНСКИЙ КОСТНОТУБЕРКУЛЕЗНЫЙ САНАТОРИЙ ЗАРАНЕЕ БЛАГОДАРЮ ЛИСОВСКИЙ». (ВертАнский — это, конечно, телеграф)». (С.Боровиков. « В русском жанре -18». Журнал «Новый мир», №10, 2000, с.79)

 

Черновик письма К.Л.Лисовского. 1962г.

 

У нас, в собрании Центра, сохранился черновик письма К.Л.Лисовского в редакцию музыкальных программ, написанный в 1962 году: « Несколько месяцев назад исполнилось пять лет со дня смерти известного русского артиста, создателя единственного в своем роде и неповторимого  эстрадного жанра камерной песни Александра Николаевича Вертинского. Будучи одним из его друзей, я считаю своим долгом обратиться в редакцию с этим письмом.

Эстрадное наследие Вертинского велико. .. Такие песни, как «Желтый ангел», «В степи молдаванской», «Чужие города», «Матросы», «Магнолия», «Палестинское танго», «Моя звезда»… «Прощальный ужин», «Доченьки» и многие другие, можно по праву назвать лирическими новеллами, шедеврами камерного романса.

 

 

К сожалению, Апрелевский завод грампластинок выпускает только одну пластинку А.Н.Вертинского: «Маленькая балерина» и «Куст ракитовый». Такая непонятная «скупость» государственного предприятия открывает широкие возможности для всяких темных дельцов и спекулянтов, где-то добывающих импортные пластинки А.Н.Вертинского и вздувающих на них цены до невероятных размеров: до 30 и даже 40 рублей в новых деньгах за каждую.

Нам кажется, что настала пора решить вопрос о выпуске комплекта избранных песен А.Н.Вертинского. Это будет памятью замечательного артиста…»

Казимир Лисовский  посвятил певцу  стихотворение «Далекий голос»:

Из шеллачного чёрного диска
Чей-то голос далёкий возник,
То глухой, то протяжный и низкий,
То внезапно похожий на крик.

Голос, полный тоски и тревоги,
Одиночества полный и слёз:
«Тихо тянутся сонные дроги
И, вздыхая, ползут под откос».

Этот голос, капризный и томный,
Вдалеке от родных берегов
Пел надрывно с эстрад полутёмных
На подмостках чужих городов.

То картавил с прононсом французским,
То смеялся, то снова рыдал,
Осыпаемый вихрем нерусских,
Хоть по-русски звучавших похвал.

Но была в нём и страсть колдовская,
И порыв удивительный был
В те минуты, когда, затихая,
О прощеньи Отчизну молил.

Всё в нем было: нерадостный вечер,
Кочевая судьба старика,
И надежда на близкую встречу,
И по Родине милой тоска.

Потому, что с мечтою бескрылой
Человеку крылатым не быть,
Потому, что без Родины милой
На земле невозможно прожить.

 

Составитель Н.Левченко

 Прочитать о других жильцах писательского дома

Добавить комментарий

*

Copy Protected by Chetans WP-Copyprotect.

ГЦИНК им. Н. П. Литвинова : Добро пожаловать !

Authorize

Забыли пароль?

Регистрация