КРАЙ НАШ ЗЕЛЕН И ПРЕКРАСЕН

        3 0  и ю л я  — день рождения поэта-сибиряка Ильи Андреевича Мухачёва.

        Родился он в  1 8 9 6  г о д у  в Бийске Алтайского края, в семье плотогона. Прошел нелегкую школу жизни. Работал лесорубом, землекопом, плотником, печником, кожевенником. Участвовал в Первой мировой войне, где был ранен и контужен. В ноябре 1919 года стал добровольцем-красноармейцем. В составе Пятой Армии участвовал в разгроме колчаковщины на Алтае.

        В конце 1920-х годов поэт переехал в Новосибирск, где влился в объединение «крестьянских» писателей. Работал в новосибирских газетах («Советская Сибирь» и др.). И. Мухачёв горячо поддержал идею коллективизацию, и с трибуны I Съезда сибирских колхозников выступил с призывом вступать в колхозы. Это стихотворное обращение, в печатном варианте названное «Слово к единоличникам, беднякам и середнякам», в дальнейшем широко использовалось в пропаганде коллективизации. Появившуюся в те же годы поэму с говорящим за себя названием «Путем коллектива» (1932) И. Мухачёв также посвятил теме колхозного движения.

        Первые стихи И. Мухачёва появились в январе 1924 года в газете «Бийский рабочий». Большинство же его произведений увидело свет на страницах журнала «Сибирские огни», с которым поэт был связан всю свою творческую жизнь. Первый поэтический сборник И. Мухачёва вышел в 1926 году в Барнауле. Автор еще нескольких стихотворных книг, изданных в Новосибирске, Барнауле, Иркутске. Член Союза писателей СССР.

        Литературный труд И. Мухачёва был отмечен орденом Трудового Красного Знамени и краевой литературной премией им. А.М. Горького.

        Умер  2 9  о к т я б р я  1 9 5 8  г о д а  в Новосибирске.

 

Главное место в творчестве И. Мухачёва долгое время занимала природа, а неиссякаемым источником творческого вдохновения оставался него Горный Алтай. С природой этого края были связаны у И. Мухачёва и поиски ответов на многие вопросы человеческого бытия. Отдав поначалу дань романтике бродяжничества, таежной экзотике, поэт со временем приходит к осмыслению глобальной лирико-философской темы «Человек и Природа».

В стихах и поэмах 1930 годов все увереннее звучат у И. Мухачёва мотивы преобразования родного края. Даже в произведениях о природе человек выступает у него теперь не как покорный сын ее, а преобразователь, что вполне согласовывалось с наступательным пафосом первых советских пятилеток.

Родному Алтаю посвящено и самое крупное произведение И. Мухачёва «Повесть о Демжае-алтайце». Яркие и колоритные детали быта и нравов коренных жителей Горного Алтая, глубокое проникновение в их психологию и свежий красочный фольклор сочетаются здесь с выразительными характеристиками героев. Отчетливо ощущается тесная связь русского поэта с культурой и исторической судьбой маленького народа гор и тайги.

Начав певцом природы и «крестьянским» поэтом, И. Мухачёв в процессе творческой эволюции становится поэтом широкого социального диапазона и эпического звучания. Но и сегодня И. Мухачёв близок читателям прежде всего своими прекрасными стихотворными пейзажами, теплой задушевной лирикой.

 Алексей Горшенин

 

Советуем прочесть

Книги И. Мухачёва:

Искренний сердца родник. Избранные стихотворения. — Новосибирск, 1973.

Об И. Мухачёве:

Очерки русской литературы Сибири в 2 т. — Новосибирск, 1982. Т. 2.

Мухачёв Илья Андреевич. // Литература и писатели Сибири. Энциклопедическое издание. — Новосибирск, 2012.

 

 

ИЗБРАННЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

 

 

Марал

Марал ударил по скале копытом,

Ноздрями жадно воздух потянул

И прянул в лес. И долго по гранитам

По горным отдавался горный гул.

На пихтаче, дождем весны омытом,

Чадила хвоя. Теплый ветер дул.

Но вот опять своей спиною сивой

Мелькнул марал — над пропастью

прыжок.

Там, у ручья, где разметалась ива,

Остановился, глянул в тихий лог.

Глаза темны — два спелых чернослива —

И на рогах серебряный дымок.

Взревел… И вновь пустился через воду,

Где отражен зеленых пихт убор.

Он вырвался из рук мараловода,

Бежит туда, где выше кряжи гор.

Там, может быть, костром солнцевосхода

Сейчас ему мерещится свобода.

В лесу

Смолой и солнцем пахнет хвоя,

Замолкнув, сосны дремлют стоя;

Сверкают на затылках пней

Серебряные капли зноя;

Березы, полные покоя,

Чуть дышат зеленью своей,

И слышно, как жилище строя,

Шуршит былинкой муравей.

* * *

В. Федорову

Хмель золотист от стебелька до завитка.

Красны рябины гроздья. Зелен луг.

В природе все неповторимо, друг.

Не потому ли сердцу так любима

Та песня, что во всем неповторима?

* * *

В долине сонно, тихо, глухо,

Тайга набухла темнотой,

И только где-то над Белухой

Не гаснет отблеск ледяной.

Дремота спор ведет со мною,

Как будто думы приглуша,

С высокой горной тишиною

Моя сливается душа.

* * *

Мой стих не мудрствует лукаво,

Не ждет ни славы, ни наград.

Он скромен, как роса на травах,

Как незабудок аромат.

И зародился он в скитанье,

В кругу лесов, где зверя след,

Где от цветов идет сиянье —

Такой неуловимый свет.

И я люблю такое слово,

Что дышит запахом тайги.

Ведь и в моей душе суровой

Есть нежной ласки лепестки.

И край наш зелен и прекрасен,

Травой и лесом он богат.

С того и стих мой свеж и ясен,

Как незабудок аромат.

Рост

Нам дорог каждый здесь квадрат,

Пусть это дом иль площадь…

Мы ловим дни не наугад —

На глазомер, на ощупь

И потому так любим жизнь

И радость дум глубоких,

Что поднимаем этажи

До туч лохматобоких.

Плечистый каменщик не сдаст,

Кирпич вздымая выше…

И этот стих не напоказ

Упругой волей дышит.

Враги от зависти скулят,

Но шаг их неподвижен, —

Они, как в осень тополя,

Листвой одеты рыжей.

И мы на строй бегущих дней

Бросаем труд и смелость,

Чтоб в нашей юной стороне

Все пело и вертелось

В дурманной леса пестроте,

Где волчий вой натужный,

Клубок неезженых путей

Разматываем дружно.

Мы любим труд и любим жизнь,

Их огненные токи,

И поднимаем этажи

До туч лохматобоких.

Подарки

Да, холодно в степи березам,

Пронизывают сквозняки

До самого нутра морозом…

Но, заломив воротники,

Той степью мимо тех берез —

Колхозники ведут обоз.

На всем куржак.

Седых от черных

Не отличить бород, усов…

Но разговор такой просторный

Ведется около возов:

— Что… От Семена писем нету?

— Почто же нету? Почтальон

Вчера доставил… Всем приветы

Вам посылает мой Семен.

Письмо-то я оставил дом.

В нем есть приписка — две строки:

Трудиться он по-фронтовому

Нас призывает, старики.

И я ему напомнил —

малый,

Коль враг набросился на Русь,

Лупи его чем ни попало,

Будь храбрецом в бою, — не трусь!

— И мне сынок-то мой, Ванюшка

В письмишке написал своем:

«Я восемь немцев взял на мушку,

Да семерых пронзил штыком…».

— А может, и наврал порядком

Тебе сынок-то, старина…

Нет, не наврал! Вся правда-матка

В письме Ванюхином видна.

Что немцы! Так… народец кислый…

А русские — потверже скал…

Я тоже в ту войну на Висле

Потачки немцу не давал.

— Эй, братцы, бросьте спор свой жаркий,

В пути пристало ль спорить нам,

Везем не что-нибудь — подарки.

И не кому-нибудь — бойцам!

Вон на возах-то масло, сало, —

Пшено, пшеница, рожь, овес…

…Так по равнинам, по увалам,

Скрипя полозьями, обоз

Идет — и нипочем мороз.

Добавить комментарий

*

Copy Protected by Chetans WP-Copyprotect.

ГЦИНК : Добро пожаловать !

Authorize

Забыли пароль?

Регистрация