ПЕВЕЦ АЛТАЯ И ЛЮБВИ

               2 2  (1 0  по ст. стилю) мая исполняется  1 2 0  л е т  со дня рождения поэта Ивана Евдокимовича Ерошина.

             Родился он в  1 8 9 4  г о д у  в селе Ново-Александровка Соколинского района Рязанской губернии, в крестьянской семье. Систематического образования не получил. Детство и юность его прошли в основном Москве и Петербурге. Четырнадцатилетним подростком после смерти отца трудился на торфоразработках. Был мальчиком на побегушках в трактире и булочной, разносчиком газет и аптекарских товаров. В 1912 году вступил в революционный кружок, стал распространителем и корреспондентом газеты «Правда».

            В 1919 году И. Ерошин вступил добровольцем в Красную армию. Служил в политотделе Пятой Армии, освобождавшей Сибирь от колчаковцев, сотрудничал в армейской газете «Красный стрелок». С окончанием Гражданской войны остался в 1920 году сначала в Омске, потом переехал в Новониколаевск. Был репортером газеты «Советская Сибирь» и одним из организаторов и активным автором журнала «Сибирские огни» (всё лучшее из написанного И. Ерошиным опубликовано именно здесь). В Новониколаевске в 1922 году появилась и первая книга И. Ерошина «Переклик». Позже издаст он в Новосибирске и Москве еще ряд поэтических сборников: «Синяя юрта» (1929), «Песни Алтая» (1935), «Утренний привет» (1956) и др.

            В 1922 году «по страстной привычке к путешествиям» И. Ерошин отправился в Горный Алтай, с которым будет связано несколько лет его жизни.

          С 1929 по 1944 год И. Ерошин жил в Хакасии (Абакан и село Иудино), сотрудничал в газете «Советская Хакасия». Он много ездил по хакасским улусам, изучал историю народа, его фольклор, язык, обычаи. Переводил хакасские народные песни. Написал поэму о защитнике хакасской бедноты «Хаттых Темир».

         Последние годы своей жизни И. Ерошин жил  и работал в Москве.

        Умер  1 2  и ю н я  1 9 6 5  г о д а  в Москве.

 

Пробовать свои силы в литературе И. Ерошин начал еще в 1913 году в газете «Правда», где публиковал незамысловатые «стихопесни» и рифмованные агитки. Одним из первых советских поэтов приветствовал он Октябрьскую революцию.

Огромное воздействие на поэзию И. Ерошина оказал Алтай. Поэт был пленен его природой, фольклором с его песнями и сказаниями. Все это талантливо отразилось в стихах И. Ерошина. А лирический цикл «Мой Алтай» стал вершинным в его творчестве.

Видное место в поэтическом творчестве И. Ерошина занимает любовная тема. Здесь весьма ощутимо влияние С. Есенина, с которым И. Ерошин был лично знаком и некоторое время даже вместе с ним снимал комнату в Москве. Не случайно Е. Мартынов называл И. Ерошина «младшим братом Есенина».

Лирическими героями И. Ерошина становятся люди сильного чувства, чистые и цельные, верные в дружбе и любви, сердечные в отношениях с близкими. В лирике И. Ерошина обычно отсутствует социальная окраска, зато умел он показать тончайшие оттенки человеческого чувства. Силен в поэзии И. Ерошина и мотив дружбы народов — алтайского, хакасского и русского.

Герой стихов И. Ерошина распахнут миру, доброжелателен, но не наивен, и обладает мудростью, которая дается жизнью в природе. По определению самого поэта, его герой одновременно  «дитя и опытный старец».

Излюбленный жанр И. Ерошина лирическая миниатюра, в которую могут быть заключены и пейзажная зарисовка, и монолог, и житейская сценка…

Ну, а о его художественном мастерстве говорит хотя бы тот факт, что знаменитый французский писатель Ромен Ролан принял стихи поэта за переводы подлинных песен самого алтайского народа.

 

 

Советуем прочесть

Книги И. Ерошина:

Золотой месяц. Стихотворения. — Новосибирск, 1990.

Стихотворения. (Сер. «Поэты свинцового века»). — Красноярск, 1999.

 

Об И. Ерошине:

Кондаков Г. Иван Ерошин. (Лит. портрет). — Новосибирск, 1981.

Очерки русской литературы Сибири в 2 т. — Новосибирск, 1982. Т. 2.

Шленская Г. «Беловодье» Ивана Ерошина. // «Сибирские огни, 2009, №8.

 

 

 

ИЗБРАННЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

* * *

Березовая роща

Под инеем тиха.

Березовая роща

Укутана в меха.

Серебряное поле —

Под серебром луны,

Снега на ясном поле,

Как звезды зажжены.

Мороз грызет орешки —

По роще звонкий щелк.

Из белой тихой рощи

Выходит серый волк

И смотрит зорко, зорко,

И ловит лай собак,

И крадется к деревне,

К хлевам, где теплый мрак.

* * *

Реки синего Алтая

С ветром легким, голубым —

Разнесите по аилам:

Сердце девиц — только милым,

Но не старым за калым.

* * *

День настоящий —

Дыханье мое.

Минувший —

Достояние мертвых.

* * *

Свежие листья

На сорванной ветке

Никнут и вянут.

Вянет и чувство,

Когда оно слышит

Речи сухие.

* * *

Песня

Как молния отцвел, погас,

Во мгле звезды пушистый глаз.

Там синий жемчуг отсверкал

В безмолвье черном черных скал.

Оставим, песня, древний след,

Покинем древний сад планет.

Нам только здесь с тобой дано

Глаз жарких острое вино,

И бархатистый звон струны,

И брызги алые весны.

* * *

Если спросит приезжий меня:

На Алтае какая гора

Выше всех и прекраснее всех?

Я охотно отвечу ему:

Друг, с горою высокой той

Дня встречается лик золотой.

Та гора — голубой июнь,

В той горе родилась Катунь.

* * *

Горы богаты

Лесом и зверем.

Лунные реки —

Водой быстроногой.

Элик богат

Заботами, думой.

Что подарю

Милой моей?

Сила и молодость

Добрый калым!

Больше у Элика

Нет ничего.

* * *

Смелый парень рода Темир,

Сам не знаю, ехал куда,

А у юрты ее отца

Робким стал, соскочил с коня.

Широко отворилась дверь,

Вышла милая Каракозь, —

Стало жарко, слова потерял.

Пот на лбу, на седло скорей.

…Быстро, быстро побежала трава.

* * *

— Ах, нет, не любит он меня.

Зачем он повернул коня?

Зачем так быстро ускакал?

Зачем ты, день мой, ночью стал?

Растерянный, смущенный вид.

К лицу ль ему девичий стыд,

Что так румянцем проступил?

Но как в смущении он мил,

Как тихо опустил глаза…

Что ж ничего он не сказал?

Где он теперь? Но что со мной?

Как будто алою волной

Обвили золотой мой стан,

И жаркий на глазах туман.

В ушах, как в дальней туче, гул,

И ветер на ветвях уснул.

О, ветер севера, подуй.

Лица ты пламень поцелуй!

* * *

Последний луч в снегах вершин сияет,

Так вечер тих!

И жизни свет как будто убегает

Из жил моих.

Темнеет мир с небесной глубиною.

Прости, покой.

Громады гор в глухом и гулком зное —

Свинцовый зной.

Цветы. Трава и лес темно-зеленый —

Все шепчет мне:

«Знай, — корни жизни, юноша

влюбленный,

На глубине».

Шумит река и над горою снежной

Встает луна.

На звездный гребень вздох ты

мой мятежный

Возьми волна.

Твой светлый путь лежит в ее селенье,

Скажи ей там,

Что в миг тоски я тайну сердца пеньем

Открыл волнам.

Последний луч в  а снегах вершин сияет.

Так вечер тих.

И жизни свет как будто убегает

Из жил моих.

* * *

После смерти прах мой схороните

На горе с серебром вершины,

Где к потоку много троп звериных,

Как ручьи, к большой реке сбегают.

Пусть хоть заяц на моей могиле

Перекусит тонкую былинку.

Добавить комментарий

*

Copy Protected by Chetans WP-Copyprotect.

ГЦИНК : Добро пожаловать !

Authorize

Забыли пароль?

Регистрация