ПРО СИБИРЬ МОЮ Я ВЕЗДЕ ПОЮ…

Василия Михайловича Пухначёва.

      Родился он в селе Волчно-Бурлинское Алтайского края, в семье сельского учителя. Работал учителем, заведовал школой в коммуне, был инспектором политпросвета, заврайоно. С 1931 по 1932 год В. Пухначев служил в Особой Краснознаменной Дальневосточной армии, где выпускал полковую газету, с которой и начался его путь пишущего человека. После возвращения в Новосибирск руководил целым рядом учреждений культуры. В 1939 году стал начальником ансамбля песни и песни и пляски Сибирского военного округа. Великую Отечественную войну В. Пухначев прошел старшим инструктором политуправления 2-го Прибалтийского фронта. Большую часть жизни В. Пухначев прожил в Новосибирске.

      Выступать со стихами В. Пухначев начал еще в начале 1930-х годов. Публиковался в журнале «Сибирские огни», «Огонек», «Крокодил», «Смена». В 1947 году вышла первая книга В. Пухначева — очерки «Лесорубы». Он также автор многих поэтических и прозаических книг, изданных в Новосибирске, Барнауле, Иркутске и Москве. Член Союза писателей СССР.

      В. Пухначёв — кавалер орденов Красной Звезды и «Знак Почета». Именем В. Пухначёва названа одна из улиц Новосибирска.

      Умер В. Пухначев  1 4  о к т я б р я  1 9 8 2  г о д а  в Новосибирске.

 

В. Пухначев — явление в сибирской литературе своеобразное. Известен он прежде всего как поэт-песенник. С песни начинал свою литературную деятельность и именно в песенно-поэтическом творчестве получил наибольшую известность. Песни на слова В. Пухначева «Над широкой Обью», «Сибирский вальс», «Широкие степи» и другие получили всенародное признание. К творчеству В. Пухначева обращались такие советские композиторы, как Т. Хренников, А. Долуханян, В. Мурадели, Г. Иванов, Г. Носов, В. Левашов. Долгие годы В. Пухначёва соединяла совместная работа с Сибирским русским народным хором и его художественным руководителем композитором А. Новиковым.

Для Пухначёва как поэта-песенника примечательно то, что имея народно-фольклорные корни и истоки, тексты его песен наполнены, как правило, социально значимым, актуальным содержанием. В этом плане он «несомненно, продолжает ту линию в советской поэзии, которая идет от Д. Бедного, А. Жарова, В. Лебедева-Кумача, линию популярную, неумирающую, потому что она всегда отражала и отражает какие-то важные стороны общего духа эпохи» (А. Никульков). Потому и тексты пухначёвских песен в большинстве своем были «остановленными мгновениями» истории советского общества, а с другой стороны — конкретным творческим результатом определенного социального заказа. Вместе с тем, едва ли можно обвинять поэта в некой конъюнктурности. В. Пухначёв всегда жил в ногу со временем, чувствовал его потребности и как органичный продукт своей эпохи честно, искренне, с большим эмоциональным накалом пытался это время выразить.

В. Пухначев был не только поэтом-песенником, но и прекрасным знатоком сибирского фольклора. Много лет записывал легенды, бывальщины, речения, сказки северных народностей — главным образом хантов и селькупов, живущих на берегах таежной реки Тым. Результатом этой работы явилась книга В. Пухначева «Сказки старого Тыма». Фольклорная стихия (как, впрочем, и песенная) хорошо ощутима и в большой поэме В. Пухначева «Ермак». Обращаясь к истории, к теме народного подвига, поэт стремится создать пронизанные идеями могущества России, глубоко патриотические образы. Самым крупным произведением В. Пухначева стала поэтическая трилогия «Сказ о Васюганье», охватывающая по времени несколько веков нашей истории вплоть до середины XX века. Центральным героем трилогии, объединяющим судьбы разных персонажей, населяющих поэму, становится Сибирь с ее необъятной ширью и мощью.

 

 

Советуем прочесть

Книги В. Пухначева:

Сказки старого Тыма. — Новосибирск, 1950.

«Сибирь моя, Сибирь…». Стихи. Песни. Поэмы. — Новосибирск, 1973.

Сибирские бывальщины. — Новосибирск, 1978.

О. В. Пухначеве:

Никульков А. Василий Пухначёв (Сер. «Лит. портреты»). — Новосибирск, 1980.

Горшенин А. Два столетия. // «Сиб. огни», 2010, № 8.

 

 

 

ИЗБРАННЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

Родники

На Руси, в богатырском раздолье,

Что на землях иных не сыскать,

Зарождался язык русской воли

Великану-народу под стать.

Здесь в сиянии дня голубого,

Под серебряный звон родника,

Зазвучало российское слово

И волшебная вязь языка.

Из славянских, из древних наречий

Он в глубинах народных возник,

И звенит искрометною речью

Наш могучий, наш русский язык.

Чистотой самобытных сказаний,

Вольных песен и вещих былин

Входит он сызмалетства в сознанье —

Наших дум и сердец властелин.

И в работе, и в ратных бореньях,

В отраженье всего, что ни есть,

Вечно длится его сотворенье,

И богатств его не дано счесть.

И, к его родникам припадая,

Я учусь наше слово беречь,

Чтоб слова-самоцветы слагая,

Ручейком влиться в русскую речь.

Про Сибирь мою…

Про Сибирь мою

Я везде пою.

Про сибирский край

Вся земля узнай!

Здесь зимой снега

Пухом стелются

И шумит тайга

Под метелицей.

А весной в простор

Трактора идут.

Люди главный спор,

Бой за хлеб ведут.

Наших рек разлив —

Что моря весной.

До чего ж красив

Ты, мой край родной!

Про Сибирь мою

Я везде пою.

Вся земля узнай

Про сибирский край!

Песня лыжных батальонов

Вьется след невидимой дорогой,

Мчатся лыжники в грозный поход.

От Москвы до Алтайских отрогов

Встал на лыжи советский народ.

Припев:

Мы по кручам,

По низинам

И в морозы, и в снега

Смелой хваткою орлиной,

Грозной лыжною лавиной

Налетим, уничтожим врага.

Мы сроднились со свистом метелей,

Нам на лыжах повсюду пути.

Подойдем мы неслышными к цели

И от смерти врагу не уйти.

Припев.

Зимней ночью в снегу на полянке

Нам готов и ночлег и приют.

А фашистские черные танки

Здесь бесславную гибель найдут.

Припев.

Вьется след невидимой дорогой,

Мчатся лыжники в грозный поход.

От Москвы до Алтайских отрогов

Встал на лыжи советский народ.

Припев.

Фронтовая сестра

В дубленом своем полушубке —

Поверх его — сумка с крестом, —

Казалась ты робкой и хрупкой,

Была ты отважным бойцом.

Откуда бралась в тебе сила,

Отвага твоя без конца,

Когда из огня выносила

В кровавых повязках бойца?!

И, веря, что жизнь возвратится,

У смертной черты на краю

Солдаты шептали: — Сестрица! —

И верили в силу твою…

…Стоят обелиски солдатам

На каждой военной версте, —

Средь них бы поставить, ребята,

Один — медицинской сестре!

Над широкой Обью

Над широкой Обью

Бор шумит зеленый,

Над широкой Обью

Чайки день-деньской.

В стороне сибирской

Песни Волго-Дона,

Ой, ты Обь родная,

Принимай гостей!

Мастеров бетона

Волга шлет с поклоном,

Ждет от сибирячки

Радостных вестей.

Как растут плотины

На твоем просторе,

Скоро ль в новом море

Зашумит прибой?

Скоро ль твоя сила

Закружит турбины,

Брызнет ярким светом

По земле родной?

И в ответ на это

Обь сказала Волге,

Засверкав приветно

Пенною волной:

— Подожди, подруга,

Ждать теперь недолго,

Коммунизма зори

Всходят над страной.

Над широкой Обью

Бор шумит зеленый,

Над широкой Обью

Чайки день-деньской.

В стороне сибирской

Песни Волго-Дона

Породнились с песней

О волне обской.

Как утес, плотина

Поднялась над морем,

И сверкают зори

Над обской волной.

И поэт турбины

Песню об Отчизне,

О великой славе

Партии родной!

Сибирский вальс

Над степью Алтая

Высокие звезды сверкают,

Над степью Алтая

Не гаснут в просторе огни.

В ночной тишине

О тебе я, хорошей, мечтаю,

И ты, мое счастье,

Меня в этот час вспомяни.

П р и п е в:

Здесь, на далеком Алтае,

Голос мне слышится твой.

Верю, моя дорогая,

В скорую встречу с тобой!

Окончена служба.

Пути и дороги солдата

По зову Отчизны

Меня на Алтай привели.

И нет только милой.

А разве любовь виновата,

Что хочет ответа?

Ответь же любовью и ты.

П р и п е в.

Привольней нет края,

Чем наша Сибирь золотая,

Озер нет синее.

В полях необъятны хлеба.

И сердце, и песня,

Волнуясь, зовут, дорогая,

Тебя ожидают,

Моя ты любовь и судьба!

П р и п е в:

Здесь, на далеком Алтае,

Голос мне слышится твой,

Верю, моя дорогая,

В скорую встречу с тобой.

Широкие степи

Широкие степи, целинные степи

От гор до тайги пролегли…

Увидишь — и сердце полюбишь навеки

Раздолье сибирской земли.

И если тоскует душа по просторам,

А сердце — о смелых делах,

Товарищ, пойдем с комсомольским задором

Работать на новых полях.

Пусть будут невзгоды, пусть трудно придется —

Мы подвиг свершим трудовой.

И пусть в миллионах сердцах отзовется

Пример комсомольский живой.

И там, где ковыль под луной серебрится

Да ветры поют в пустырях,

За нами раскинется море пшеницы

И встанут поселки в садах.

Облепиха золотая

В мае всюду на Алтае

Чудо-ягода цветет…

Облепиха золотая,

Так зовет ее народ.

Той весною, где разливом

Льется талая вода,

Повстречалась там я с милым,

Говорил он: «Навсегда!»

Облепихи золотистой

Облетел за лето цвет,

Смолкли  песни гармониста,

И зарос травою след.

Я иду одна в печали, —

Где ты, где ты, милый друг!

Если б встречи не бывали —

Сроду б не было разлук!

Ночь, как соболь, ходит тихо, —

Мне не спится до зари…

Облепиха-заманиха,

Ты мне милого верни!

Льется солнца свет

Величавый лес,

Росы на лугу,

Синь твоих небес

В сердце берегу.

Распахнись, душа!

Улетай, печаль!

Даль зовет меня,

Золотая даль, —

Где простор полей,

Перезвон берез,

Говор тополей,

Бирюзовый плёс.

Льется солнца свет,

Вольно дышит грудь…

В зоревой рассвет

Вьется звездный путь!

Земля моих отцов

Земля моих отцов,

Тебе я предан с детства,

Мне на твое лицо

Вовек не наглядеться.

Живут в душе моей,

Навек с тобой счастливой,

Простор твоих степей

И говор светлой нивы,

Свет утренней звезды,

Ночных полей прохлада,

След первой борозды

И шум весенний сада.

Я здесь навечно твой,

Земля, моя отрада,

Живу мечтой одной —

Отчизну сделать садом!

Милая

В быстрой речке зоренька купалась,

Умывалась ключевой водой…

В это утро ты мне показалась

Чайкою, летящей над волной.

Годы шли, но где б я только ни был —

Образ твой в душе я всюду нес.

Синь очей твоих я видел в небе,

В волнах хлеба пряди русых кос.

Видел в солнце свет твоей улыбки,

В радуге — изгиб твоих бровей.

И в березке мнился стан твой гибкий,

Голос твой напоминал ручей.

Стала ты моей судьбой и песней,

Говорю, тебя благодаря, —

Мы всегда с тобой, повсюду вместе,

Милая, желанная моя!

Над полями зорька светлая

Над полями зорька светлая…

Ты, березонька заветная,

На листах твоих багряный свет,

Что же друга милого все нет?

Лишь уйдет, со мной расстанется —

И минута годом тянется!

Ясным днем и ночью при луне

Без него покоя нету мне.

Ой. Березонька нарядная,

Ты послушай, ненаглядная,

Я откроюсь, душу не тая, —

Для него навек любовь моя.

Лучше нет на свете верности,

С верой чистою, без ревности.

Где бы ни был парень дорогой,

Всюду я с ним, всюду он со мной.

Ой, любовь, река глубокая!

Милый, радость синеокая!..

Я откроюсь, душу не тая, —

Для тебя навек любовь моя.

Добавить комментарий

*

Copy Protected by Chetans WP-Copyprotect.

ГЦИНК : Добро пожаловать !

Authorize

Забыли пароль?

Регистрация